Какие книжки жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их создателей

Какие книжки жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их создателей


В марте 1933 года германские нацисты начали сожжение книжек 313 создателей. Это было официальное государственное мероприятие. Понятное дело, американским либо русским писателям – либо издавна уже покойным – от него не было ни тепло, ни холодно. Однако как сложилась судьба создателей в государствах, где власть взяли нацисты либо их партнёры? Что ж, верный ответ: чрезвычайно-по разному и порой непредсказуемо

Получила Нобелевскую премию

После прихода нацистов к власти насытить книжный рынок Германии качественной, интересной читателю литературой оказалось не так-то просто. Во-первых, огромное количество авторов или их отдельных (и популярных) творений оказались запрещены. Во-вторых, при публикации любого живого автора требовалось получение его подтверждения, что он является «арийцем», то есть относится к представителям определённого круга европейских народов. Издатели засели за письма.

Одно из писем с просьбой подтвердить своё арийство получила шведская писательница Лагерлёф. Вообще на скандинавских писателей, как одновременно качественных авторов и явных представителей нордической арийской культуры, Германия возлагала большие надежды. Лагерлёф казалась выражением нордического духа (и, собственно говоря, была живым его воплощением). У неё было много волшебных историй, которые нравились детям и взрослым, к тому же она была нобелевской лауреаткой. В общем, она бы оказалась замечательной заменой многим популярным, но отныне непечатным авторам Германии.

Лагерлёф в ответ не просто запретила публиковать свои книги в Германии. Она выступила с рядом разоблачений античеловечной политики Третьего Рейха и потратила свои накопления и усилия на то, чтобы вывезти из Германии хотя бы одного талантливого человека – поэтессу и писательницу Нелли Закс, этническую еврейку, автора волшебных историй, как и сама Лагерлёф.

Какие книги жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их авторов

Немецкая марка с фотографией Нелли Закс.

В 1940 году Лагерлёф умерла. В 1966 году Закс получила Нобелевскую премию по литературе – как некогда её спасительница. К тому времени она отошла от волшебных историй к осмыслению темы бегства, преследований, взаимоотношений охотника и добычи. Причины смены темы более, чем очевидны. Кстати, вместе с книгами будущей нобелевской лауреатки Закс жгли и книги покойной нобелевской лауреатки немки Берты фон Зутнер.

Стал Праведником мира

Немец Армин Вегнер до прихода Гитлера власти был известен в мире как один из главных свидетелей армянского геноцида. Он сделал сотни снимков происходящего, будучи военнослужащим немецкой армии в годы Первой Мировой, а после войны обращался к главам правительств с требованиями помочь армянам и опубликовал книгу «Вопль с Арарата».

В 1933 году Вегнер написал обращение к Гитлеру с требованием не позорить Германию и не притеснять евреев. После этого его арестовало гестапо. После пыток его увезли в концлагерь. Концлагерей он сменил несколько, но в итоге выпустили на волю, решив, что он уже сломлен. В 1938 году Вегнер бежал в Италию, где жил под чужим именем. Он действительно был сломлен, и это было заметно даже через многие годы после войны. В Германию он не захотел вернуться уже никогда.

Хотя Вегнер не спас ни одного человека, своим стойким и открытым сопротивлением геноцидом он заслужил такую славу, что его объявили Праведником мира. На его могиле высечено на латыни изречение одного из средневековых Пап римских: «Любил справедливость, ненавидел беззаконие – и потому умираю в изгнании».

Какие книги жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их авторов

Армин Вегнер в молодости.

Сделала карьеру в Голливуде

Гина Каус (при рождении – Регина Винер) родилась в Вене. Она сменила несколько мужей и любовников до того, как стала известной и в Австрии, и Германии писательницей: это обсуждалось так же часто, как и её книги, с австрийским жизнелюбием воспевающие любовь. В Третьем Рейхе любить женщина могла только родину, и книги, по мнению нацистов, сбивающие девушек с толку были торжественно сожжены. Каус перестала приезжать на писательские тусовки в Берлине. У себя на родине она продолжала писать книги, пьесы и киносценарии.

В 1938 году, после аншлюса Австрии, Каус бежала в Париж. Там за короткое время по её новым текстам были сняты два фильма, получившие популярность – но вскоре началась Вторая Мировая. Одолеваемая дурными предчувствиями о судьбе Франции, Каус покинула и её, обосновавшись теперь в США. Там она обосновалась в Голливуде и сделала отличную карьеру как сценаристка. Фильмы по её текстам по-прежнему проходили с успехом, только теперь – у американского зрителя.

Там, в США, она и прожила оставшуюся жизнь, изредка навещая Европу. Как сценаристке ей довелось сотрудничать с Мерлин Монро, Альфредом Хичкоком, Жа Жа Габор, Анджелой Лэнсберри, Джанет Ли, Элизабет Тейлор и другими звёздами своего времени. Она умерла в преклонном возрасте в Лос-Анджелесе. Её внук Микки Каус также стал писателем.

Какие книги жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их авторов
Гина (Джина) Каус в молодости.

Сотрудничали с нацистами

Австрийский чех Карл Реннер, известный социал-демократ, через пять лет после сожжения нацистами его книг как ни в чём не бывало призывал австрийцев голосовать на референдуме ЗА аншлюс с Германией. После этого аншлюса четверть всех австрийских евреев умерла в концлагерях. Хотя еврейские зачистки начались буквально сразу, Реннера это не смутило – он даже предлагал нацистским властям свои услуги, хотя, конечно, не в расстрелах. Через несколько лет он так же предложил свои услуги освободившим Австрию представителям Советского Союза – и с одобрения Сталина организовал временное правительство.

Макс Бартель в самом начале двадцатого века был известен как рабочий поэт левацкого толка. Сын каменщика, сам перебравший несколько рабочих профессий, он горел интернационалом, революцией и рабочим делом – как и многие немцы в то время, ведь движение коммунистов и социалистов зародилось именно в Германии. Он женился на коммунистке Луизе Кецлер. Впоследствии их сын Томас Бартель стал известным учёным, сделавшим первые подвижки по расшифровке традиционной письменности острова Пасхи. Но задолго до того Макс и Луиза расстались.

После сожжения нацистами книги Бартеля «Мельница мертвеца» Макс сразу понял, куда ветер дует, и со страшной скоростью «перековался» — вступил в НСДАП, выпустил роман о рабочем-коммунисте, который понял, что коммунистом быть плохо, а национал-социалистом – хорошо. Он работал в пропагандистском издании, входил в кружок пронацистски настроенных поэтов, во время войны был призван и служил на благо Третьего Рейха.

Когда советские войска заняли Восточную Германию, Бартелю пришлось скрываться как одном из активных нацистских пропагандистов, а потом и бежать во Францию. После этого он больше никогда не затрагивал политические темы в своём творчестве, предпочитая писать детские песенки и стишки.

Прославился как детский писатель и ещё один пособник нацистов – Вальдемар Бонзельс. Современный читатель помнит его как автора приключений пчёлки Майи. После того, как его книги начали жечь нацисты, очень скоро была опубликована его статья, в которой Бонзельс приветствовал очищение немецкой культуры от еврейского влияния. Он редактировал военно-пропагандистскую газету, писал антисемитские книги и вообще сотрудничал с новой идеологией более, чем активно. После войны одну из своих антисемитских книг он выпустил снова, просто идеологически верно подредактировав. И вскоре после этого умер от болезни Ходжкина. Очень долго его творчество игнорировали и в ГДР, и в ФРГ.

Какие книги жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их авторов
Создатель пчёлки Майи активно сотрудничал с нацистами.

Были арестованы или казнены

Писатель-еврей Георг Борхардт после прихода Гитлера к власти немедленно переехал с семьёй в Голландию. Там он продолжал публиковаться. После оккупации Голландии был схвачен и с родными вместе отправлен в концлагерь. Там и был убит.

Умер в концлагере Бруно Альтман, знаменитый социал-демократический публицист. Из Третьего Рейха он уехал во Францию. Во время немецкой оккупации вишисты изловили его и выдали нацистам. Он закончил свои дни в Майданеке. В Аушвице был убит ещё один «сожжённый» автор, Роберт Даннеберг, австрийский еврей, один из авторов поныне актуального демократического устава Вены. Ещё в 1934 году он был среди тех, кто предложил объединить усилия политических партий для противостояние угрозе нацизма. После аншлюса он до последнего оттягивал бегство из родной страны, пока не стало слишком поздно – границы закрыли, и его арестовало гестапо.

Оказались в тюрьмах или концлагерях ещё несколько писателей из тех, чьи книги горели на площадях. Еврейка Адриенна Томас, бежавшая во Францию, была там схвачена – из лагеря Гюрс её выцарапали чудом, после чего она смогла переправиться в США. А вот схваченного примерно тогда же и там же Рудольфа Гильфердинга, бывшего австрийского министра финансов, спасти не удалось. Он умер в застенках гестапо.

Какие книги жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их авторов
Гильфердинг с женой, в 1928 году (Bundesarchiv)

Участвовали в заговорах против Гитлера

На момент прихода к власти Пауль Хан был мебельным дизайнером – разрабатывал концепции для одной фабрики. Книга у него была только одна, с воспоминаниями о революции в Вюртемберге. Он эту революцию подавлял. А ещё он был героем Первой Мировой – воевал драгуном, был вынужден уйти с передовой по ранению. Этнический немец, бывший начальник полиции, он, казалось, не должен был принимать нацистов и Гитлера в штыки.

Тем не менее, он оказался участником операции «Валькирия» – заговора, целью которого было убийство Гитлера. Покушение сорвалось, и в 1944 году Хана арестовали. По итогам следствия ему дали три года тюремного заключения: приняли во внимание и происхождение, и службу на благо родины во время предыдущей войны.

В том же заговоре участвовал ещё один «сожжённый автор» — Густав Носке, социал-демократ и бывший министр обороны. Некогда он так же, как Хан, подавлял попытку революции в Германии. Несмотря на официальную социал-демократическую позицию, всю карьеру входил в альянс с «правыми», так что его, казалось, Гитлер тоже должен был устраивать. Хотя его уволили с поста ганноверского обер-президента после прихода нацистов к власти, ему при этом платили правительственную пенсию и репрессиям он не подвергался. Тем не менее, наблюдая реальность вокруг, он очень скоро начал искать связи с подпольем – и нашёл.

Когда заговор был раскрыт, Носке был отправлен в концлагерь. Он провёл там меньше года – его перевели в обыкновенную тюрьму. После войны и он, и Хан продолжили вести самую обычную жизнь. Хан в политику не лез, а Носке был не прочь вернуться, но ему дали понять, что это нежелательно, так что он сосредоточился на написании антисемитских книг, в которых рассматривал коммунизм как порождение еврейского мистицизма.

Какие книги жгли на площадях нацисты, и Как сложились судьбы их авторов

Топ категории

Из-за чего царица Мария Медичи враждовала с...

История Марии Медичи так эпична, что в это тяжело поверить. Плохой брак, жажда власти, побег и враждебность к своему сыну – только небольшая часть...

Как очистить любое украшение: от бижутерии до...

Собрали топ средств, которые помогут в уходе за драгоценными материалами и бижутерией. ...

Что подобное магарыч на Руси, и При...

Наверное каждый слышал фразу «С меня магарыч». Это словосочетание употребляют, не вдаваясь особо в его смысл. Однако почаще всего так говорят, когда считают...

Когда краса ужасная сила: 15 примеров плохого...

Cкраб, гель для умывания, тоник, тональная база, пудра, консилер, бронзатор, блашер, тушь, тени для век, подводка, карандаш для бровей – это обычный и...

Похожие новости

7 умных решений для интерьера, которые мы подсмотрели в...

Откидная кровать-трансформер, стиральная машинка под раковиной, система хранения под потолком — читайте в статье про эти и иные приемы организации места в малеханьких квартирах....

У самурая нет цели. Лишь путь

Будь смелым и живи так, как будто ты уже мертв. Тебе необходимо найти собственный актуальный путь. Советы от знаменитого самурая Миямото...